16 сентября 2019

У «Чайки» крутой тренер: игра за любителей, армия, ликеро-водочный завод. И это еще не все

Дмитрий Воецкий кайфует от Моуринью и все знает про Гвардиолу.


«Чайка» впервые вышла в ФНЛ. Клуб из села Песчанокопское в Ростовской области идет по пути «Краснодара»: с нулевого любительского уровня тянется к премьер-лиге. Перспектива сыграть в РПЛ пока кажется далекой – после 13 туров ФНЛ «Чайка» сразу за первой десяткой. Но времени достаточно: в клубе не торопятся как можно скорее оказаться в премьер-лиге. 

С этого же сезона в «Чайке» работает Дмитрий Воецкий. За 15 лет в структуре «Сызрани-2003» Воецкий выстроил грамотную модель: маленький частный клуб с академией десять лет с комфортом живет в ПФЛ. С «Чайкой» у Воецкого новые и наиболее амбициозные цели.

- Вы около 15 лет работали в родной «Сызрани». Не было скучно?

- Сначала работал с детьми, потом двигался по карьерной лестнице: стал главным тренером на любительском уровне, а затем – с этой же командой – на профессиональном.

Понятно, что хотелось чего-то большего. Последние два года думал о переменах, но иногда тяжело сменить привычный уклад. Это больше в бытовом плане: дети в школу ходят, здесь квартира, все привычно и понятно, а в другом городе надо начинать все по новой.

- Сызрань – лучшее место на Земле?

- Хорошо там, где нас нет. Но с другой точки зрения, часто где родился там и пригодился. Это не лучшее, но комфортное место: там друзья, родители, знакомых много. Ты себя чувствуешь в своей тарелке. Но в итоге приходит понимание: для развития необходимо выйти из зоны комфорта. Не каждому этого хочется, но футбольному тренеру это делать необходимо.

- Что интересного в Сызрани? В интернете шутят, что это всеми забытое место.

- Для жителей мегаполисов провинциальные города с населением менее 200 тысяч всегда будут глубинкой. Но Сызрань – красивейший город: построен на Волге, везде храмы. Есть даже кремль, но от него осталась одна башня, все остальное сгорело.

- После школы вы ушли в армию. Футбольное развитие замерло?

- Я выпал из жизни на два года. После школы поступил на заочное отделение, отсрочку получить не срослось. Служил в части РВСН в Переславль-Залесском. После армии пробовал вернуться в профессиональный футбол: не получилось. Мой уровень в 21 год не отличался от уровня 17-18-летних. При прочих равных выбирали их, потому что они моложе.

Но не жалею, что попал в армию. Спустя годы осознал: это школа жизни. Армия много дает в плане отношений с людьми и понимания ситуаций. Чувствуешь себя мужчиной, потому что должен принимать решения.

- Армия 90-х – это разхуха, боль и дедовщина?

- Мне повезло, часть была хорошая. Не голодали, никого не убивали. Конечно, моменты дедовщины проскакивали, но если ты можешь постоять за себя, проблем не будет. Помню, во время службы Россия отмечала 50 лет Великой победы. Мы ходили на параде, салютовали. Чувствовалось, что находишься в правильном месте в нужное время, ощущаешь причастность к силе страны.

- Сейчас к армии отношение другое. Это потеря времени и туда идти необязательно.

- Согласен. Людям, которые не хотят служить, это не нужно. Зачем их заставлять? Надо приходить к профессиональной, полностью контрактной армии. Есть люди, которые хотят посвятить этому жизнь. Они понимают, на что идут. А когда ты 18-летний мальчик приходишь после школы, ничего еще в жизни не понимаешь, ни разу не видел оружие и тебе предстоит подготовка – зачем это, если человек психологически не готов и не хочет? Родину должны защищать профессионалы. Сейчас вряд ли возможна ситуация, когда всем гражданам нужно вставать на защиту страны. Это в прошлом.

- Долго встраивались в нормальную жизнь?

- В футбольную систему вернуться не удалось. Пробовал зацепиться за вышку в Набережных Челнах (КАМАЗ), во второй лиге в Ульяновске («Волга»). В итоге вернулся в Сызрань и играл за команду третьей лиги в любителях.

К сожалению, из-за армии остановился в футбольном развитии в важный момент. 18 лет – определяющий возраст для футболиста. Переходишь из юношей во взрослый футбол, а я ушел служить. Хотя и без армии в России теряются сотни пацанов в этом возрасте.

В Европе с этим нет проблем, там ребят иначе воспитывают, растят из них индивидуальностей. До определенного возраста никто не думает о результате и коллективе. Это все потом. В России хотят все и сразу. Ну и многое завязано на никому нафиг не нужных победах в турнирах ради тренерских премий.

- У любителей же совсем маленькие деньги.

- Минимальные. Самое интересное, что ты постоянно числишься на каком-то производстве. Из забавного, меня как-то устроили на ликеро-водочном заводе. Многие ребята подрабатывали, а я лишь иногда. Был молодой, не обремененный семьей и ответственностью. Параллельно учился в университете на тренера, потому что всегда хотел им быть.

- Ходили с блокнотом и записывали рекомендации тренеров?

- У меня очень хорошая память, все отложилось. Да и надобности дублировать на бумаге не было. Я работал с по-человечески хорошими специалистами, но в футбольном плане ничего сверхъестественного они не давали.

- Вы закончили в 28. Рановато.

- А какой смысл? На хороший уровень я бы не поднялся. Зачем время терять? Пошел учиться на тренера.

- Сначала вы работали с детьми. Как вам система нашего футбола изнутри? Гнилая?

- Все от людей зависит и как ты сам выстроишь отношения с воспитанниками. До сих пор общаюсь с мальчишками, которые у меня учились. Некоторые давно играют на первенстве города, работают, переженились. «Сызрань-2003» развивался с нуля, это частный проект. Руководство заинтересовалось академией, но зарплаты у нас были скромные. Сейчас ничего не поменялось. По всей России в спортшколах детские тренеры получают копейки.

Педагоги в сфере дополнительного образования серьезно недополучают. Я не только про спорт. Та же история с творческими студиями. Часто дети проводят на условном футболе или рисовании больше времени, чем в обычной школе. Но государство этого не понимает, оно не считает это образованием.

- Сколько вы получали детским тренером?

- Где-то 12 тысяч. Это в 2008-м году.

- В то время на эти деньги реально было прожить?

- Я вам скажу, у нас есть люди, которые сейчас на эти деньги живут. Это очень маленькая сумма. В то время это был необходимый минимум, чтобы не умереть с голоду и попытаться что-то приобрести.

- Вы как-то назвали профессию детского тренера самой сложной в нашем футболе.

- Все заложенное в детстве проявляется на профессиональном уровне. Выбрать одного пацана из сотни и тратить время на него – это риск, вдруг он не станет футболистом или ты ошибся? Поэтому осторожно занимаешься со всеми: кто-то ранимый или активный, есть интроверты и молчуны. Каким бы ребенок не был, нельзя даже думать, что у него нет таланта.

Ну и второй момент: ты отдаешь всего себя этим детям, но результат прямо сейчас не получишь. Его, скорее всего, получат другие: когда парень заключит профессиональный контракт и раскроется.

- Вы кучу времени варились в подземелье нашего футбола. ПФЛ – очень слабая лига?

- В этом сезоне впервые тренирую в ФНЛ. Разница в уровне с ПФЛ во всем: класс футболистов, поля, условия содержания, организация. При этом в ПФЛ выше конкуренция, соперники ровнее. Помню, приезжали в Киров на гостевой матч, у нас предыгровая тренировка, а по полю на стадионе все время кто-то бегает, мешает готовиться. Про инфраструктуру я молчу. Где-то раздевалок нет, где-то они убитые. Много раз не было даже воды, чтобы помыться после матча.

Не думаю, что кого-то удивлю этим. Я работал в ПФЛ 10 лет и за это время, к счастью, ситуация постепенно, не быстро, но меняется в лучшую сторону.

- Как появился вариант с «Чайкой»?

- Со мной связался исполнительный директор «Чайки» Олег Баян, рассказал о варианте поработать в ФНЛ. Меня это заинтересовало. Хорошо пообщались и за 30 минут решили все вопросы.

- За 30 минут вы вышли из той самой зоны комфорта, которую не покидали 10 лет.

- Я еще за полгода до этого принял решение уйти из «Сызрани», потому что надо двигаться вперед. Так что я бы в любом случае этот сезон начинал бы в другом клубе.

- Вас позвали в «Чайку», потому что история «Сызрани» такая же – из любителей в профессионалы?

- Были такие разговоры. Проекты действительно похожи, но у «Чайки» побольше амбиций. Президент Андрей Чайка хочет добиться с клубом больших результатов. Но постепенно.

«Сызрань» и «Чайка» частные проекты, тут проще работать. С одной стороны, ты всегда готов, если с тебя напрямую спросят за результат: руководство платит из своего кармана. С другой – все процессы ускорены и не надо ждать по 2-3 месяца, как в клубах на госбюджете, когда согласуют какой-то важный момент: бюрократия, непонятные министры, испорченный телефон. Начальство муниципальных клубов занимается футболом постольку-поскольку, клуб изначально обделен вниманием. В частных клубах все напрямую. И это прекрасно.

- У «Сызрани» статус второго или даже третьего клуба региона. Сейчас та же ситуация у «Чайки». Что дальше?

- Учитывая амбиции президента, задачи у клуба самые максимальные. Цель на этот сезон – быть в десятке. Нужно двигаться поступательно и все придет. Серьезность подхода, развитие академии – все это вселяет уверенность в самое светлое будущее «Чайки».

- «Краснодару» потребовалось 10 лет, чтобы его воспитанники заиграли в первой команде. Через сколько получится у «Чайки»?

- Надеюсь, как можно скорее. Сейчас большая группа ребят пришла в детский клуб. Видел, как с ними работают тренеры. В ближайший год построят базу с полем и, может, интернатом. Размах, конечно, не как у Сергея Галицкого, но перспективы сумасшедшие. Если будем играть в ФНЛ, своих воспитанников будет больше, чем если выйдем в премьер-лигу. Разный уровень турниров, необходим более высокий класс.

- Ездили на европейские стажировки? Многие тренеры об этом мечтают.

- Был в «Спарте», ездил в «Витесс» к Леониду Слуцкому. Самый топ – это поучиться у Жозе Моуринью.

- Автобусам времен «Манчестер Юнайтед»?

- Это кризис. Моуринью – фанат футбола, у него нереальная харизма. Он не сладкий товарищ, с которым любезно пообщались и разошлись. Была бы возможность стажироваться у Жозе, я был бы счастлив.

Не надо вспоминать только «МЮ». Не забывайте, как Моуринью выиграл Лигу чемпионов с «Порту», какая команда у него была в первом «Челси», как он работал в «Реале». Трудные времена бывают у всех. Без него бледненько.

- То есть, Клоппу и Гвардиоле вдвоем скучно?

- Пеп мне понятен. Даже не надо ехать к нему на стажировку. Его принципы понятны. Они строятся не на личности, а на качестве игроков. У Жозе по-другому. Клопп похож на Моуринью, Юрген выстраивает отношения в команде, он тоже харизматичный.

Кстати, у Гвардиолы как тренера иной структуры, тоже были провалы. Он, по сути, убил «Баварию» Юппа Хайнкеса. Какая там была команда: она выиграла вообще все, а Пеп стал только чемпионом Германии. Но «Бавария» его выигрывает всегда, значит он не выиграл ничего. Можно и так рассуждать. Но это категорично и я все-таки до конца о Гвардиоле так не думаю.

- После ухода такого харизматичного тренера, как Моуринью, в клубе остается выжженная земля.

- Это вопрос к менеджерам. Им надо работать так, чтобы после ухода любого тренера клуб не провис. После Фергюсона в «МЮ» никто не может работать. Человек за 26 лет выстроил все под себя, а когда ушел – забрал все что есть, включая сердце. И вряд ли система «Юнайтед» изменится в ближайшие 10 лет. Аналогия странная, но я за 10 лет в «Сызрани» тоже все выстроил под себя, каждую мелочь. Новый человек не всегда разберется в старых порядках.

- На кого в идеале стилистически должна быть похожа «Чайка»?

- Мы хотим играть быстро и агрессивно. Как «Ливерпуль». Но вы же понимаете, что все зависит от способностей футболистов. Некоторые матчи в схожем стиле нам удаются, какие-то – нет. При этом мы можем победить, действуя в непривычной манере. В ФНЛ важно не увлекаться философией, а набирать очки. Особенно в первый сезон. Для уверенности и понимания лиги результат важнее философии.