17 ноября 2017

Павел Комолов – о жизни русского легионера в Европе

Поиграл в Литве, Греции и Польше.
– Ты поиграл в трех странах, не считая России. Самая долгая остановка была в «Жальгирисе», где, по твоим же интервью, игроки сами стирали форму после тренировок и не могли нормально помыться, потому что в душе заканчивалась горячая вода. Как тебе жилось в это время?

– Хорошо жилось, не обращал внимания на эти мелочи. Мне все же было 20 лет. К тому же, в то время я, если честно, и не представлял, что кто-то может стирать мою форму. В дубле «Зенита» в мое время ребята сами стирали вещи. Ну не совсем сами, дома стирали в стиральных машинках. Хотя вспоминаю поездку в Голландию на турнир, тогда тренером у нас был Игорь Валерьевич Чугайнов, в стирку мы могли сдать только игровую форму, остальное стирали сами руками. Или не стирали вообще.

– В польском «Белхатуве» по-особенному относились к выходцам из стран бывшего Союза. Почувствовал это на себе? Как поляки показывали пренебрежение к легионерам из этих стран?

– В Польше, как и в других странах, у меня не было таких проблем, ни один поляк не пострадал (смеется – прим.). Разве что на тренировках любили покричать, но я спокойно относился, если надо – посылал подальше. Был еще один случай, когда на моей грязной машине пальцем было написано слово, которое при переводе гуглом нас с женой ужаснуло. Позже, несколько раз встретив это слово на других машинах, я более плотно занялся переводом. Оказалось, что слово означает лишь «грязнуля». Так что в целом поляки приятные ребята, атмосфера в коллективе была отличная, по крайней мере во время моего первого пребывания в «Белхатуве».

– Президент «Верии», твоего клуба, и владелец сети супермаркетов правда штрафовал игроков, когда они ездили за продуктами в другие магазины?

– Не знаю, штрафовал ли, но спортивный директор «Верии» предупредил меня, что такое может произойти. Но я ходил в другие и не попался. В концовке того сезона ситуация в «Верии» была тяжелая, чудом от вылета спаслись. Но никаких премиальных не увидели. По ходу чемпионата президент любил делать собрания с футболистами, где говорил пламенные речи. Из того, что больше запомнилось: «Мне не нужны футболисты, мне нужны воины».