30 ноября 2019

До Аршавина в «Арсенале» мог появиться еще один русский. Но «Локомотив» его не отпустил

Александра Саутина заметил лично Арсен Венгер.

Александр Саутин – воспитанник «Локомотива», в свое время его команда 1988 года рождения считалась одной из самых перспективных. Сейчас на высоком уровне из того состава играют только Саутин, Игорь Смольников («Зенит») и Кантемир Берхамов («Арсенал»).

Саутин практически всю карьеру провел в низших лигах, так и не добравшись до РПЛ. Предложения из Премьер-лиги периодически появлялись, но Александру всегда что-то мешало. Сейчас он пылит за за курский «Авангард» и кайфует от спокойной жизни.

– Ты из Московской области, но воспитывался в «Локомотиве». Твое детство – это электрички?

– Я родом из Хотьково, это рядом с Сериевым Посадом. Где-то 50 километров от Москвы. Изначально в 8 лет меня пригласил в «Буревестник» Кондрахин Павел Михайлович, а в 12 лет я попал в структуру «Локо». Первые полгода мотался на электричках, а потом дали место в интернате.

Поездки в Москву на электричке – это особая атмосфера. Отпрашивался с уроков, ездил в столицу. Забитые вагоны, не протолкнуться, а я еще с этими баулами. Но я не парился. Голова была занята футболом. Каждый раз как приключение. Добирался на тренировки сам, родители приезжали только на игры.

Скучаю ли по Москве и движухе? Не сказал бы. Это суетной город, мне по душе более спокойная жизнь. Я играл в Воронеже, сейчас вот в Курске. Такие маленькие города мне больше нравятся.

– Первое, что мне о о тебе рассказали – в 16 лет ты мог уехать в лондонский «Арсенал».

– Было такое. С 16 лет меня постоянно вызывали в юношескую сборную России. Как-то мы поехали на турнир в Англию играть против местных, итальянцев и португальцев. После какого-то матча, уже не помню, Арсен Венгер подходил к тренеру нашей сборной по поводу меня. Но я это потом уже узнал, что хотели забрать в академию. Мне об этом рассказали, когда сборная вернулась в Москву.

Но даже осознание того, что ты понравился Венгеру и он захотел взять тебя в «Арсенал», безумно приятно. Эмоции зашкаливали. Может, если бы я съездил в «Арсенал» на неделю, увидел все своими глазами, то вообще сошел с ума.


– То есть Венгер сам ездил на детские турниры, проводил там время, смотрел детей?

– А почему нет? Наши топовые тренеры тоже могут так делать, если им интересно. Это же резерв для клуба. В этом нет ничего особенного.

Почему не ушел в «Арсенал»? Мне выдавали большие авансы в «Локомотиве». Наверное, посчитали нужным, чтобы я остался.

– Но в «Локомотиве» ты тоже не заиграл.

– Наш 1988 год был очень перспективный. В премьер-лиге из той команды сейчас играют Игорь Смольников («Зенит») и Кантемир Берхамов («Арсенал»), а я в ФНЛ. На профессиональном уровне, кажется, больше никого. Не знаю, почему так мало. Смольникова ведь даже в дубле не оставили, он потом ушел в «Торпедо» и доказывал сам. Много ребят не нашли в себе сил продолжать, кто-то закончил после того, как покатался пару лет по второй лиге.

– Почему в «Локо» не получилось?

– Закончив академию и попав в дубль, мог спокойно стать вторым-третьим вратарем основы. Отдали меня в аренду в Ижевск во вторую лигу, нужно было просто год там поиграть, вернуться из аренды и все было бы по-другому. Но я после первого круга получил травму пятой плюсневой кости и вернулся в «Локо». Потом поехал на сборы с «КАМАЗом», затем опять сломался.

Практически на год остался без футбола. Заканчивать не думал, я себя без футбола не представлял. Мне было 20 лет, так что вся карьера впереди. Хотелось быстрее вернуться.

– Чем ты занимался весь год?

– Был дома в Хотьково. Жил обычной жизнью, с родителями. Они меня поддерживали и морально, и финансово.

– Мне рассказали, что в молодости ты был вспыльчивым и лез драться. Это мешало карьере?

– Когда еще был в академии «Локо», жестко поцапался. На выходных пошли с друзьями на дискотеку в Хотьково. Закусились там с ребятами. Приехал в клуб с синяком. Тренер очень разозлился и на неделю отстранил меня от занятий. Потом все зажило. Не могу сказать, что я драчливый. Просто мужчина должен отстаивать свое мнение, а мы в тот момент считали себя правыми. Но это молодость, так получилось.

По молодости были всякие ситуации. И драки, и все остальное. Сейчас мне 31 год, и если вернуть время назад, я бы этих ошибок, возможно, не совершил и в 22-23 года играл на уровне РПЛ. Я и травмы получал, наверное, из-за неправильного отношения к футболу.

– С синяком ты приехал не только в «Локомотив», но и на тренировку в «Факел».

– С ребятами пошли в ресторан, посидели поужинали. Когда возвращался домой, столкнулся с какими-то маргиналами. Тренер на следующий день меня оштрафовал и даже думал выгнать из команды. Но одноклубники меня заступились, мы тогда «Арсенал» победили 3:1. Пронесло. Чем старше становишься, тем чаще осознаешь ошибки молодости. Вот эта дурость помешала заиграть на самом высоком уровне.

Сергей Овчинников звал в «Кубань», я поехал на сборы. Тренировался нормально. Начались проблемы со здоровьем. Потому что непрофессионально подходил к режиму и тренировочному процессу. Хотя поначалу я всем понравился. И в «Краснодар» ездил, когда они играли в ФНЛ. Мог там спокойно оставаться, но помешало непрофессиональное отношение к делу: питание, сон, распорядок дня, другое. И в «Спартак» из Нальчика я ездил. И там то же самое.

– О каком непринятом предложении жалеешь больше всего?

– Даже не знаю. Моему переходу в клуб Премьер-лиги всегда что-то мешало.

– И сейчас ты должен сказать «но» и дальше какая-то история.

– Не, ну а как? Жалеть – это когда приезжает конкретный человек и говорит: «Саш, мы хотим тебя забрать в команду, подписать с тобой контракт». Таких вариантов, чтобы меня хотели купить за какие-то деньги, не было. Поэтому довольствовался тем, что имею, играл в клубе, который платит мне зарплату.

– Когда у тебя появились деньги, какую первую большую покупку совершил?

– Лет до 25 и «Новокузнецка» денег особо не было. В Ижевске и Рязани платили тысяч по 20-25. Первую большую зарплату потратил как все: часть отдал родителям, часть оставил себе на одежду и экипировку.

Первая моя большая покупка – мы с родителями купили дачу в Хотьково. Накопил денег, немного добавили они и вместе взяли дом. Мы сделали там достойный ремонт. Об этой покупке не жалею.

– С этой дачи у тебя в инстаграме фотки? Ты постоянно что-то готовишь на огне.

– Готовить я очень люблю, именно на природе. Мангал, гриль, баня. Люблю собирать родственников и друзей, большой компанией общаться, кушать мясо, шурпу, плов. Выходные для меня лучше не придумать.

Коронное блюдо – шашлык. Покупаю хорошее мясо, свинину или баранину. Есть свой рецепт. Маринады можно варьировать, чтобы не приедалось. Плов и шурпу пару раз делал, в этом я не спец. А мясо классное сделать могу.

– Зимой 2017-го тобой интересовались клубы РПЛ, но «Факел» не отпустил. А ты не сильно расстроился. Разве можно остаться довольным?

– «Амкар» и «Крылья Советов» интересовались. Было немножко неприятно: в «Факел» пришел официальный запрос на просмотр, а меня даже не уведомили. Надеялся доиграть сезон, а предложение из Премьер-лиги останется. Так было почти каждое трансферное окно, но я почему-то в РПЛ так и не оказался. Не знаю почему.

– Летом того же года ты сказал, что провел весь сезон в «Факеле» без зарплаты, а президент клуба назвал футболистов шабашниками. Что там было?

– Не год, наверное. Была задержка 5-6 месяцев, большой промежуток. А президент так выразился… Не хочу его осуждать. Были определенные матчи, где нас чуть ли не обвиняли в сдаче. Зная ребят, с кем я играл, слышать это было неприятно. Отдать клубу три года, искренне делать свою работу и когда тебя называют шабашником – как минимум это неприятно.

– Тебе хоть раз предлагали сдать игру? Насколько часто это бывает в нашем футболе?

– Я напрямую про договорняки ничего не слышал. Чтобы мне кто-то позвонил и попросил сдать игру – никогда. Не знаю, поступали ли такие звонки моим знакомым. Наверное, они сразу бы послали на три буквы. Я всегда играл с порядочными ребятами, так что, думаю, никто из них в договорняках не участвовал.

– Из «Факела» ты ушел в команду принципиального соперника – «Авангард». Некрасиво.

– Понимаю, что у фанатов клубов есть разногласия. Но опять же, для меня это ерунда. Все определяется футболом. Мы играем ради своего удовольствия и болельщиков. Ушел в Курск, потому что команда выходила в ФНЛ, обещали собрать хороший состав. Из «Факела» перешли еще трое ребят. Это тоже сыграло роль: на новом месте со старыми знакомыми всегда комфортнее. Сезон получился продуктивным: неплохое для новичка место по итогам ФНЛ (11-е) и выход в финал Кубка России.

– Уже этой зимой трудности с финансированием испытал «Авангард». И вы даже встречались с губернатором. Тоже были большие долги?

– Все началось прошлой осенью и продолжалось до зимы. Задолженность доходила до пяти месяцев, ситуация трудная. Непонятно было, поедем мы на сборы или нет, что будет с командой. Думаю, губернатор нас понял после встречи и помог. Деньги потихоньку начали поступать, прошлый сезон мы закончили на самом высоком для клуба месте (8-е).

– Ты долго играл за «Факел», сейчас рубишься в Курске. Эти клубы не заинтересованы в выходе в РПЛ. Как играется с такой мыслью?

– Я знаю ребят во многих клубах первой лиги. У всех есть амбиции, они всегда хотят выйти в премьер-лигу. Но есть момент финансирования. Все знают, как происходит: команда может показывать классный результат, а денег на РПЛ нет. В прошлом году мы с Курском закончили первый круг практически в тройке, к зимней паузе шли в зоне стыков, но сезон закончили на восьмом месте.

– Допустим, «Авангард» побеждает в ФНЛ, а боссы говорят: «Ребята, остаемся тут. У нас нет денег». Какие будут ощущения? «Томь» в прошлом году полсостава зимой поменяла как раз по этому поводу.

– Думаю, в Курске все будет иначе. Тут люди работают амбициозные. Если бы команда вышла в премьер-лигу, руководство решило бы все вопросы по максимуму. Не исключаю, что нашлись бы и спонсоры и деньги. Возможно, играли бы не на своем стадионе, а не резервном.

– А зачем играть на резервном? «Тамбов» вышел в РПЛ, но в городе Тамбове премьер-лиги нет. Кому это надо?

– В первый сезон можно закрепиться. И пока клуб в Курске меняет инфраструктуру, мы играем на резервном стадионе. А уже со второго сезона играем дома.

– Тот же «Тамбов» сейчас вернется в ФНЛ. В таком случае любое обновление инфраструктуры становится бессмысленным. С Курском так не случится?

– Стадион-то обновят не только для премьер-лиги, но и для себя. Клуб же не закрывается после вылета. Улучшенные условия еще никому не мешали. Так что всегда нужно стремиться к большему. В плане футбольных результатов и административных.

– Летом у тебя заканчивается контракт. Это шанс попасть в премьер-лигу?

– Вратарь созревает позднее полевых. Я полон сил и чувствую уверенность поиграть в премьер-лиге. Зимой уже официально можно вести переговоры. Понятно, что сначала могут предложить просмотр, а потом контракт, но я ко всему готов.